Шторм. Фото из интернета.
Шторм. Фото из интернета.

Шторм — явление, которое, прямо скажем, не любит ни один моряк. Перед бушующей водной стихией любое судно в океане, независимо от класса, водоизмещения и предназначения, представляет собой песчинку. Что же делают и о чем думают моряки, для которых этот рейс первый (новички) на судне во время шторма? Предупреждаю сразу, расскажу лишь о своих ощущениях, мыслях и действиях на примере только нашего судна.

Итак, моя служба в конце 80-х годов на одном из судов космического флота СССР — научно-исследовательском судне «Академик Сергей Королев» — втором по величине после «Космонавта Юрия Гагарина».

НИС "Академик Сергей Королев". Фото из интернета.
НИС «Академик Сергей Королев». Фото из интернета.

Вот таким наш белоснежный красавец регулярно выходил в рейс из порта приписки Одесса. Каждый рейс длился от 6-ти до 10-ти месяцев (рекорд 11 месяцев). Ну и конечно никто бы не поверил, что за это время судно ни разу не попадало бы в шторм. Однако, как это ни странно, за первый мой рейс, продолжительностью около 9-ти месяцев, мы всего 5 или 6 раз попали в жесточайший шторм, несмотря на то, что основным местом работы судна в океане был район, расположенный недалеко от острова Сейбл (Канада), знаменитый не только своими штормами, но и считающийся, как «Северным Кладбищем Атлантики», так как, согласно википедии, только после 1800 года около него было зарегистрировано около 350 кораблекрушений.

Итак, начинается первый сильный шторм. Время около 17.00. Все сеансы связи с космическими аппаратами и спутниками, находящимися на околоземной орбите, прекращены. Антенны застопорены, люки и двери на палубу задраены. Хождение без надобности по судну запрещено, так как легко можно получить травму или увечье. Кроме вахтенной смены, остальные находятся в своих каютах, в основном лежат на койках, т.к. сидеть за столом просто невозможно. В каюте, в основном, по 2 человека (исключение составляют начальники отделов, отделений, руководство корабля — по одному). Прием пищи отменен, всем выдали сухой паек (пачка творога и 2 кусочка хлеба). Настроение, прямо скажем, мрачное, да и вид из иллюминатора не радостный.

Начало шторма. Фото из интернета.
Начало шторма. Фото из интернета.

Лежим с товарищем, каждый на своей койке в каюте и пытаемся шутить. Хотя, честно признаюсь, чем ближе к ночи, тем сильнее становятся волны, усиливается ветер, увеличивается болтанка судна и страх непроизвольно выходит на первое место. От качки и крена судна, такое ощущения, что ты, лежа на койке, сначала оказываешься стоящим на ногах, а потом на голове. Каждый раз кажется, что судно назад (в первоначальное положение) не возвратится и просто перевернется. Волны ударяют в борта, а вода заливает палубу. С полок сыпятся журналы, книги, ручки, карандаши. И повторяется такое «голова-ноги» на протяжении нескольких часов, пока судно не покинет район шторма. Не скрою, многие лежали в туалетах обнимку с унитазами (не все стойко переносили морскую болезнь). Естественно, в это время почему-то особенно четко в памяти возникают родные и близкие, семья и дом. Некоторые начинают про себя молиться. Одним словом, эти часы длятся долго и кажутся вечностью. Но через некоторое время постепенно начинаешь ощущать, что качка становится все меньше и меньше. Уже не так сильно накреняется судно и с радостью осознаешь, что жизнь налаживается и становится еще краше и прекрасней.

Естественно, второй и последующий шторма воспринимались не так, как первый и, как мне кажется, были не такими сильными. Тем не менее, балы у них были одинаковые. Вот, что значит первый шторм.

НИС "Академик Сергей Королев". Фото из личного архива моего начальника Ляшенко А.С.
НИС «Академик Сергей Королев». Фото из личного архива моего начальника Ляшенко А.С.

А вот таким «уставшим» и «побитым в боях с водной стихией», но не покорившись ей, наше судно выглядело после многомесячной работы в океане. Всё, очередной рейс закончен. Идем домой!

К сожалению, с развалом СССР, данное судно, как и весь космический флот были ликвидированы и порезаны на металлолом в начале 90-х годов.